%d0%a5%d0%b0%d0%bd%d1%81 %d0%a4%d0%b8%d1%88%d0%b5%d1%80   %d1%84%d0%be%d1%82%d0%be %d0%b0%d0%b2%d1%82%d0%be%d1%80%d0%b0 %d0%b8 %d1%85%d1%83%d0%b4%d0%be%d0%b6%d0%bd%d0%b8%d0%ba%d0%b0 %d0%b4%d0%bb%d1%8f %d1%81%d0%b0%d0%b9%d1%82%d0%b0

Фишер Ханс

Ханс Фишер (нем. Hans Fischer, 1909–1958) – швейцарский художник и иллюстратор. Родился в Берне, учился в Школе промышленного дизайна (Женева), потом в Школе прикладного искусства (Цюрих). Слушал курс Фернана Леже в Париже. Сотрудничал со швейцарским сатирическим еженедельником Nebelspalter. С 1937 работал художником-сценографом для легендарной швейцарской театрально-эстрадной труппы «Кабаре Корнишон», затем книжным иллюстратором в Цюрихе. К 1955 г. создал 22 настенные росписи для официальных учреждений. Одновременно под псевдонимом fis занимался книжной иллюстрацией, литографией, офортом.

Вот как сам Ханс Фишер описал историю создания книги «Домик бабушки Лизетты» и ее продолжения под названием «Котёнок Уголёк»:

«Я – папа Анны-Барбары. Все отцы, я не сомневаюсь, нещадно эксплуатируются их маленькими дочками, а меня моя Барбара эксплуатирует вдвойне, потому что я, во-первых, все время нахожусь от нее где-нибудь поблизости, а во-вторых, умею придумывать истории и рисовать к ним картинки. Так уж вышло, что Барбара днюет и ночует в моём рабочем кабинете и вообще, как говорится, выросла у меня под столом. Там, внизу, она завела свое хозяйство, там живут ее куклы и звери. А все оттого, что она прирожденная хозяйка и мать. Занимается своими хозяйскими делами она тихо, как мышка. Так, в тишине, мы и работаем, не мешая друг другу.

Но продолжается это недолго: вскоре между моих коленей что-то протискивается и у края моего стола появляется ее маленький носик. В свои два года она уже отчетливо требовала: «Папа, нарисуй петушка!» После этого на чистом листе бумаге, лежащем передо мной на столе, хочешь не хочешь должен был появиться петушок, хотя бы этот лист предназначался для чего-то совсем другого. За петухом следовал зайчик, потом кошка, за ней собака… Дочка бурно радовалась уже самому первому штриху – потому что сразу угадывала, что должно через минуту возникнуть на бумаге. Так, во всяком случае, мне это представлялось, и я был горд своей умной дочерью и самим собой как искусным художником. Так продолжалось, пока я не догадался, что она просто-напросто выучила наизусть весь мой репертуар. Еще и сегодня я не знаю, в какой мере ею двигал интерес к моему рисованию, а в какой – чисто женское желание заставить меня подчиниться ее воле.

Но рассказать-то я собирался не о своей дочке, а о книге и о том, как она возникла. Начало было положено вдали от моего кабинета и от Анны-Барбары, иначе не видать бы мне столь нужного покоя. Нет, идея этой книги пришла мне на ум под стук колес в поезде на пути из Цюриха в Лозанну. Приближался четвертый день рождения Анны-Барбары, и к этому дню она должна была получить от меня в подарок свою книжку, точно так же, как в свое время получили по книге ее старшие брат и сестра. В этой книжке нужно было изобразить все, что она любит: большое хозяйство, в котором все время что-нибудь стирают, прибирают, жарят и варят, где обитает большое количество всякой живности и – что самое главное и любимое! – где все делают друг другу сюрпризы. Готового текста, ожидающего лишь иллюстраций, я не нашел, поэтому пришлось написать его самому. Так и родилась книга «Домик бабушки Лизетты», про старушку, которая живет на краю леса, разводит домашних птиц и животных, а самые близкие ее друзья, две кошки и собачка, живут с ней под одной крышей и помогают ей по хозяйству.

Лизетте исполняется 76 лет, и звери преподносят ей сюрприз – они приготовили по этому случаю вкусное угощение. Но заканчивать на этом нельзя. Богатый опыт рассказывания сказок научил меня, что на этом месте обязательно будет задан вопрос: «А что потом?» Так вот, «потом» следует второй сюрприз – звери устраивают театральное представление, а за вторым и третий: гуляние со свечами по вечернему саду. И завершает это повествование четвертый сюрприз, самый прекрасный (во всяком случае, самый прекрасный для Анны-Барбары) – оказывается, у двух Лизеттиных кошечек уже три недели назад родился целый выводок котят. Он показывают их Лизетте. Та вне себя от радости…

А что же Анна-Барбара? Она-то обрадовалась? Еще как! Вот, правда, один из котят никак не может заснуть и все высовывает свой розовый нос из корзинки. И оба они, котенок и Анна-Бэби, спрашивают: «А потом?». Похоже, что мне снова придется совершить путешествие по железной дороге и в стуке колес попытаться услышать, что же взбрело на ум черному котенку с белым брюшком».

О том, что же все-таки взбрело на ум черному котенку, можно прочесть в книге Ханса Фишера «Котенок Уголек».

Книги художника
Kotenok coverLizetta cover