%d0%ba%d0%be%d0%bd%d1%87%d0%b0%d0%bb%d0%be%d0%b2%d1%81%d0%ba%d0%b0%d1%8f

Кончаловская Наталья

Наталья Петровна Кончаловская (1903–1988) – русская советская детская писательница, поэтесса и переводчица. Отцом Кончаловской был русский художник Пётр Петрович Кончаловский, дедом по линии матери — художник Василий Иванович Суриков. Мать, Ольга Васильевна, оказала большое влияние на свою дочь. По воспоминаниям Натальи Петровны, она никогда не впадала в уныние и ни при каких обстоятельствах не изменяла своим правилам. Дисциплина в доме Кончаловских была железная, дети не знали слова «не могу» или «не хочу».

О детстве и юности Кончаловская вспоминала так: «В отличие от сверстниц я не готовилась ни к какой специальности и не подавала никаких надежд, хотя с младенчества обладала отличным слухом, с большой легкостью плела стихи... В домашнем хозяйстве я была расторопна: шить, кроить, вязать, стирать, стряпать я была приучена матерью с детства, и воспитанная с детства в строгой дисциплине, я глубоко вросла в жизнь семьи, для которой духовная культура, искусство, постоянный труд были основой существования».

Наталья Петровна прекрасно владела французским, английским, испанским, итальянским. Во времена революции 1917 года семья Кончаловских жила в мастерской Петра Петровича на Садовом кольце у Триумфальной площади, в том же подъезде, где жил Булгаков. Здесь бывали Хлебников, Бурлюк, Маяковский. Было много трудностей — голод, холод, отсутствие света, отопления, выдача продуктов по карточкам, но, как вспоминала Наталья Петровна, театры и концертные залы были переполнены, страна жила в радостном творческом подъеме.

Частыми гостями дома Кончаловских были композитор С. Прокофьев, пианист В. Софроницкий, писатели А. Толстой, Вс. Иванов, Илья Эренбург, скульптор С. Коненков, художник Грабарь, кинематографисты Эйзенштейн, Росс, артисты Иван Москвин, Борис Ливанов и многие другие выдающиеся современники. Гимназия Потоцкой, где Наталья с 1910 года училась, помещалась на площади Пушкина. На верхнем этаже дома жил Рахманинов. В перерывах между уроками гимназистки собирались на лестнице и слушали раскаты рояля.

Кончаловские были знакомы с Шаляпиными, бывали у них на Капри. Сын Шаляпина, Федор Федорович, позже стал большим другом Натальи Петровны. Маленькая Наташа просто, как домой, заходила в мастерскую скульптора С.Т. Коненкова, который был ее крестным. В студии Сергея Тимофеевича ей довелось слушать стихи Есенина, здесь же танцевала Айседора Дункан.

В 23 года Наталья Кончаловская убежала в Америку – через Владивосток и Японию – с чужим мужем, Алексеем Богдановым, великолепно образованным купцом, обещавшим ей, что начнет артистическую карьеру пианиста. По почте Богданов получил развод, женился на Кончаловской, добрался с ней до Америки, неудачно дебютировал как пианист (после чего Наталья Петровна его разлюбила). В Россию они вернулись по отдельности. Вскоре Богданова расстреляли (Кончаловскую же спасло от расстрела лишь то, что она успела развестись). Но от этого брака Кончаловская родила дочь Екатерину Богданову (впоследствии удочерённую Сергеем Михалковым и вышедшую замуж за писателя Юлиана Семёнова).

В 1936 году Наталья Петровна вышла замуж за Сергея Михалкова, начинающего детского поэта (ей в то время было 33 года, а Михалкову – 23). Сергей Михалков и Наталья Кончаловская прожили долгую жизнь, отметили золотую свадьбу. Их дети — Андрон и Никита Михалковы, ныне известные современные режиссеры. Сергей Владимирович с огромной благодарностью и уважением вспоминает о супруге: «Наталья Кончаловская уже при взгляде на нее поражала воображение — она была мила и очень обаятельна. Все яркое, талантливое, совершенное моя Наташа принимала близко к сердцу. Что нас всегда сближало, не считая увлечения поэзией, искусством, готовности работать, действовать? Думаю, что чувство юмора. Ни она, ни я не отдавали предпочтения суровости, угрюмости, старались по мере сил видеть в жизни хорошее, а то и забавное. Еще отмечу особо мудрость моей жены и еще поклонюсь ей за это. Чего скрывать, за долгую-долгую нашу совместную жизнь у нас случалось всякое. И ссоры, и размолвки, и пререкания по разным поводам... Все проходило, но для меня одно оставалось неизменным — чувство глубокого уважения к жене, вечное изумление перед ее талантами и энергией».

В воспитании детей Наталья Петровна следовала духовной традиции своей семьи. Никита Сергеевич, младший сын писательницы, рассказывал, что его мама была глубоко верующим человеком и никогда этого не стеснялась. Дети ходили в церковь, учили молитвы, причащались, исповедовались.

Наталья Петровна уважала все, что было сделано своими руками, поэтому обвязывала детей, а позднее внуков, шила одежду – вплоть до пальто. Она сама выпекала хлеб, имелись собственные рецепты приготовления пирожных, знаменитой настойки-кончаловки. С семи утра в кабинете Натальи Петровны уже стучала пишущая машинка – она работала.

Наталья Петровна Кончаловская начала свою писательскую деятельность в 1938 году переводами Шелли, Браунинга, Вордсворта. Кроме того, она переводила с украинского — Стельмаха, с еврейского — Рубинштейна. Ею были переведены стихи многих кабардинских, балкарских поэтов. Но самый ее крупный перевод — поэма «Мирей» провансальского поэта XIX века Ф. Мистраля. Позднее старший сын Андрон познакомил ее с песнями Эдит Пиаф, которые она потом перевела и написала две книги о певице. Он же познакомил ее и с песнями Жоржа Брассанса, современного французского поэта, которого Наталья Петровна также взялась перевести.

Детское творчество Кончаловской собрано в книжках «Огород наоборот», «Близнецы», «Что случилось?», «Сосчитай-ка!», «Нотная азбука». Кроме того, выходили ее книжки-ширмы, книжки-игрушки. Особое признание пришло к Кончаловской, когда вышла в свет книга «Наша древняя столица», над которой писательница трудилась на протяжении пятнадцати лет.
Одно из важнейших творческих устремлений писательницы – пропаганда творчества В.И. Сурикова. Поэтому не случайно, что в создании его музея-усадьбы Наталья Петровна принимала самое активное участие. В книге «Дар бесценный», которая вышла в 1964 году, писательница ярко, образно, с целым рядом бытовых и исторических подробностей рассказывает о творческом пути одного из великих русских живописцев. Книга основана на дневниковых записях отца и матери Натальи Петровны, высказываниях известных людей о художнике.

Последние двадцать лет Наталья Петровна жила на даче на Николиной Горе, в Москву приезжала только по необходимости. Как вспоминает о последних годах жизни Натальи Петровны Никита Михалков, «она старела замечательно легко – в этом не было ни комплексов, ни болезненности. Было достоинство. Даже в преклонном возрасте, когда ей было за восемьдесят, я никогда не видел ее небрежно одетой. Если она плохо себя чувствовала, просто никого не приглашала, сознавая, что неважно выглядит».

Наталья Петровна Кончаловская похоронена в Москве на Новодевичьем кладбище, рядом с могилами отца Натальи Петровны, художника Петра Кончаловского, и матери – Ольги Васильевны.

Книги автора
Shliapa cover 1Muravey i velikan cover 1