Почему дети скрывают свои страхи

Автор: Елена Деревянкина
Фото: Екатерина Панина
Время чтения: 4 мин.

Иногда мы даже не подозреваем о том, что ребёнок чего-то боится. Ведь он может это скрывать, потому что признаться в трусости — стыдно. Очень важно эти страхи заметить, поддержать ребёнка и помочь ему с ними справится. Книга Кристине Нёстлингер «Роза Ридль — призрак-хранитель» рассказывает о девочке по имени Насти, которая боялась всего на свете, но прятала свои страхи даже от самых близких…

Отрывок из книги «Роза Ридль — призрак-хранитель»:

«Тина и Насти были подругами из-за удобства. (Потому что ровесницы, а ещё учились в одном классе и жили в соседних домах.)

<…>

Тина и Насти любили сидеть в беседке. Часто с ними там был старый кот госпожи Зедлак. Иногда приходил пёс старика Франца. Он тоже пробирался через отверстие в заборе. (Старик Франц живёт в Настином доме.)

Когда пёс господина Франца подходил к девочкам, повиливая хвостом, Насти говорила: «Мне домой надо!» — выскальзывала из беседки, пролезала через щель в заборе и мчалась домой.

Насти собак боялась. Но не признавалась в этом, ведь пёс был совсем крошечный. Тина, наоборот, представить себе не могла, что можно бояться даже больших собак. Тина любит всех собак! Тина гладит на улице совершенно чужих сенбернаров и преспокойно открывает дачные калитки, за которыми порыкивают ротвейлеры или боксёры. Тина вообще ничего не боится!

Насти, к сожалению, многого боялась. Не только собак, крупных и маленьких. Боялась подвалов и чердаков, боялась оставаться одна, боялась незнакомых звуков… Насти охватывал страх, когда она вечером лежала в темноте, а на улице проезжала машина, потому что тогда полосы света перемещались по потолку. Даже пол в её детской комнате внушал ей страх. Он потрескивал и поскрипывал. Сам по себе.

В туалете Насти тоже было боязно. Ей мерещилось, будто снизу, из канализационной трубы, вот-вот протянется мокрая, жутковатая, склизкая рука и схватит её. Поэтому она всегда оставляла дверь открытой, даже несмотря на папины жалобы. (У Настиного папы был чувствительный нос.)

Особенно ужасно Насти чувствовала себя вечерами, когда родители уходили из дома. Раньше у неё была няня. А няни стоят немалых денег, и к тому же известно, что они заботятся только о малышах.

После четвёртого класса, когда Насти с родителями вернулась домой после отдыха, папа решил, что дочь уже достаточно взрослая и может оставаться вечером одна.

— Давайте разок попробуем, — предложил он.

— Мы отлучимся всего на два часика, — сказала мама.

Это время растянулось для Насти на два мучительных часа. Она лежала в кровати и пугалась светлых полосок на потолке от машин и скрипящих половиц. Ей захотелось есть, но она не рискнула пойти на кухню. Ей приспичило в туалет, но она не решилась встать и сделать несколько шагов. А потом зазвонил телефон, и Насти при каждом звонке вздрагивала от страха. И никакая сила на свете не могла бы заставить её выбраться из кровати и снять трубку.

Когда же ровно через два часа и четыре минуты родители вернулись, они спросили:

— Ну как, Насти, солнышко, трудно тебе пришлось?

— Ни капельки! — ответила Насти.

Она быстренько сбегала в туалет, прихватила из кухни бутерброд и вообще вела себя так, словно провела два спокойных, прекрасных часа.

С тех пор Настины родители дважды в неделю по вечерам уходили из дома. Обычно по вторникам и пятницам. Поэтому вторники и пятницы стали для Насти самыми чудовищными днями. И она просто зеленела от зависти, когда Тина без всякой задней мысли говорила:

— Сегодня у меня везуха. Родители уходят к знакомым, я одна дома, буду смотреть телик до упора, пока передачи не кончатся!

Ещё Насти зеленела от зависти, если слышала, что Тина ходила в подвал за картошкой или что Тина вечером, в полной темноте, выносила во двор мусор».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.